"Черви"

ными паразитами: как гельминтолог он изучал паразитических червей, как врач — искал надежных глистогонных средств. Кюхенмейстер сумел доказать, что пузырчатая глиста (финка) — личиночная форма ленточной глисты. Это, конечно, важное дело, но вся "соль" заключалась неав том: остроумный врач сумел доказать свое утверждение экспериментально.


Эксперимент не был новостью для гельминтологов конца XVIII и начала Х1Хв.:Паллас, Блох и Гёце пытались разрешить темные вопросы гельминтологии при помощи переноса глист и их зародышей, К. Рудольфи, И. Г. Бремзер (I. G. Bremser, 1824) доказали, что для достижения зрелости лентецу щелеглаву (Schistocephalus solidus) и ремнецу (Li-gula) необходима перемена хозяина, — факт, известный еще А б и л ь д-гарду (Р. С. Abildgaard, 1790). Но гельминтологи середины XIX в. основательно позабыли о "стариках", считая себя много умнее их. Кюхенмейстер возродил эксперимент и дал в руки гельминтологов орудие, без которого они могли бы путаться в самых несложных вещах десятками лет.


Эксперименты, проделанные Еюхенмейстером, замечательны. Он не стал возиться с рыбами, прудовиками и прочими водяными тварями сомнительного достоинства. Врач, он считал своим долгом раньше всего помнить о человеке, а потому и занялся солитерами. Были известны финки, были известны взрослые солитеры, требовалось доказать, что финка — будущий солитер. Стенструп дал схему рассуждения: превращение личинки во взрослого паразита связано е переменой хозяина. Финки свиного солитера находятся в мышцах свиньи, в кишках человека — взрослый солитер. Ясно, что переход возмолен одним путем: нужно съесть зараженное финками мясо.


Конечно, Кюхенмейстер не стал экспериментировать на себе самом. Вряд ли он боялся солитера, дело в другом; такой эксперимент был бы лишен главного — достаточной точности: самого себя не вскроешь, да и кто же дойдет до такого самопожертвования, что займется "самопотрошением". Собака, кошка едят мясо, и Кюхенмейстер ставил такие опыты, но.это не человек. И вот явилась блестящая мысль: нельзя экспериментировать на человеке обычном, но есть люди "необычные", на них возможен чуть ли не любой эксперимент, — ведь им все равно умирать. В тюрьме сидит приговоренный к смерти убийца,— вот объект для опыта. Так начался эксперимент Кюхенмейстера.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12