Губки и кишечнополостные

Первые научные сведения о кишечнополостных можно найти у Аристотеля. Он описывает полипов и актиний, медуз, говорит о стрекательных органах, о рте при отсутствии анального отверстия, о том, как щупальцами схватывается добыча. "Акалефы", "книды" — стрекающие — так называет их мудрый грек. Аристотель первый указал и на "двойственную" природу полипов и актиний: неподвижностью они напоминают растения, чувствительностью — животных. В древней Греции родилось это представление о промежуточности кишечнополостных, приведшее потом к живот-но-растениям и зоофитам систематиков XVIII и даже начала XIX в. Название "акалефы" продержалось в зоологии долго, "книды" же превратились в "книдарий" (Cnidaria), — ныне подтип, охватывающий всех кишечнополостных, кроме ктенофор.


"Кораллы. конечно, это растения. в их коре текут млечные соки, они цветут и приносят плоды". Так говорили даже в XVII в., и это утверждал граф Луиджи Марсильи (L. Marsigli, 1658—1730). В молодости Марсильи вел бурную жизнь вояки и искателя приключений. Когда ему было уже под пятьдесят, он занялся наукой — географией и натуральной историей — и кое-что сделал, хотя и был дилетантом. Он написал немало книг, в том числе "Историю моря" (1711). Позже Марсильи ее дополнил, и книга была издана в Амстердаме (1725)96 с предисловием самого Г. Бургава (ср. стр. 83), мирового светила тех годов. Кораллы — это растения, настаивал Марсильи, ссылаясь на "собственные наблюдения". Книга была прекрасно издана, снабжена полусотней цветных изображений кораллов и достаточно объемиста. Ну, как же ей не поверить?


Ж. А. П е й с е о н е л ь (J. A. Peyssonel), флотский хирург, заинтересовался кораллами и выяснил, что они совсем не растения, а животные, похожие на актиний. Он сообщил об этом Реомюру, знаменитому натуралисту и секретарю Парижской академии наук. Реомюр не согласился с судовым врачом, его ответ был вежлив, но ссылки на авторитеты всех времен и в заключение подпись "секретарь Академии наук" должны были, по мнению писавшего, раз навсегда убедить чудака-врача в той истине, что кораллы — растения. Пейссонель не согласился с Реомюром, во время путешествия в Гваделупу еще много раз проверил свои выводы, и снова Реомюр получил доклад о природе кораллов. Доклад прочитали в Академии, но фамилию врача Реомюр так пробормотал, что ее никто не разобрал: он не хотел "срамить" почтенного хирурга. Это произошло в 1723 и 1744: гг., а в 1752 г. в лондонских "Философских известиях" была опубликована работа Пейссонеля о природе кораллов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10