"Морские монахи"

Гуманизм родился в Италии, художники слова—г Данте, Петрарка, Боккаччо — вожди его в эпоху раннего Возрождения. Порвать с схоластикой, через античные науку и искусство притти к новой жизни, освободиться от ига теологии —цели были прекрасны. Аристотель-философ оказался в числе "гонимых". Платой с его миром "идей" — вот кем увлекаются гуманисты.


XV и XVI вв. припято называть эпохой Возрождения: возродился интерес к античной науке и античному искусству. Конечно, возрождение это было очень условным, — и до того античный Рим не был таинственным незнакомцем, а Вергилия почитали наравне с святыми отцами церкви. Петрарка на сотню лет обогнал это "кватроченто" (XV в. в Италии), а до него было еще "арабское возрождение", были и другие. Но эта вспышка особенно сильна: движение эпохи Возрождения, продолжившее и развившее "век Петрарки", сняло с людей наложенное на них средневековым христианством проклятие "первородного греха". Это освобождение вызвало расцвет искусства, и оно не могло не отозваться на развитии науки.


Было бы, однако, большой ошибкой думать, что-вместе с греческими


рукописями на Запад пришли и дни "солнечной Эллады". Нет! Чадный дым костров затягивал голубое небо Возрождения, соловьи замолкали от света факелов и топота ног грубых стражников, которых вели с собой монахи; сердца замирали при стуке в дверь соседа и несущих смерть словах "во имя божие". Уже не первое столетие горели костры,— еще Августин предлагал этого рода лечение для еретиков. В XV и XVI вв. деятельность инквизиции была усилена: церковь теперь боролась не только за власть,— церкви католической грозило уничтожение.


Много нового принес с собой XV в. Это новое перевернуло всю жизнь Европы.


В 1453 г. пала Восточная Римская империя, Константинополь заняли турки,— ислам снова начал свое наступление. Многие ученые бежали на Запад, в Италию. Спаеаясь, они думали не о домашней утвари, одежде и тех крохах золота, что иногда оказываются в карманах потертого платья мыслителя. Нет, они тащили с собой сочинения греческих мудрецов, — рукописи, вот самое дорогое, что спасает ученый при всякой катастрофе. Запад узнал теперь — наконец-то! — в подлинниках работы античных ученых. Началось изучение греческого языка. Даже широкая публика, и та увлекалась аористами и прочими премудростями греческой грамматики и синтаксиса. Церковь встретила греческий язык злобным ворчанием: она ненавидела греческую науку. Знание греческого языка стало таким же отличительным признаком "еретиков" всех мастей, как позже знакомство с естественными науками — вольнодумцев. Латынь — язык схоластики и теологии, язык "Вульгаты" (латинский перевод библии), краеугольного камня здания католической церкви, — получила серьезного соперника. И Парижский университет, один из оплотов схоластики тех времен, долго противился введению греческого языка. Впрочем, Аристотеля, хотя и латинизированного, в конце концов "признали"—он был меньшим из зол.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

case laws