"Ничего в словах"

Из частного кружка, просуществовавшего около 20 лет, возникла и единственная в мире академия, не носящая названия "академии", — Королевское общество в Лондоне (Royal Society of London). Пятидесятые годы XVII в. в Англии —Карл I, Кромвель, гражданская война и смуты, борьба протестантов с католиками, наступление буржуазии на феодализм. Ученые пытались в разговорах и спорах хоть на час уйти от жизни, требовавшей от них ответа на вопрос — "с кем ты?". В Лондоне стало слишком


беспокойно, — кружок перебрался в Оксфорд. Он назывался кружком "невидимых", и правда, найти его было не так просто. Только после реставрации, при Карле II, кружок вернулся в столицу и вскоре превратился в Королевское общество (1645). Девиз общества — "Ничего в словах", т. е. словам нет веры. Это были слова Ф. Бэкона, в свое время немало писавшего о значении опыта в исследовании. Одна из целей общества — борьба с суевериями, проверка наследства средневековья. И в заседаниях общества, вперемежку с докладами о природе комет, спутниках Юпитера, шлифовании стекол для телескопов (это было время увлечения астрономией), кровообращении, обсуждали такие темы, как отравленные кинжалы, симпатическое лечение, ставили опыты по провзрке ряда "заговоров" и всяких фокусов волшебников и чародеев. Издания общества — "Философские труды" — сделались прибежищем иностранных ученых, лишенных возможности опубликовать свои работы на родине.


В 1666 г. министр финансов и государственный секретарь Франции Жан Кольбер открыл Французскую академию наук, причем часть академиков выписал из Италии. Открой он ее на 20 лет раньше, и иезуит Мер-сенн был бы по крайней мере почетным членом этой академии. Вокруг Мер-сенна собирался тот кружок ученых, который потом превратился в академию (условно, так как в число академиков попали далеко не все они); он, верный сын церкви, нашел хороший способ быть "в курсе дел". Той же линии держался и иезуит Шотт в Германии, также устроивший кружок ученых (будущая академия) и также взявший на себя столь "неблагодарный труд", как обязанности секретаря и всю переписку по делам кружка. Шоттовский кружок в 1700 г. превратился в Берлинскую академию наук, основанную Фридрихом I. Первым директором этой академии был знаменитый Лейбниц. По советам Лейбница, вскоре появились академии в Вене, Дрездене, Санкт-Петербурге (1724—1725). Каждая страна хотела теперь "свою" академию, — этого требовал "хороший тон", — и в некоторых странах оказалось даже по нескольку академий.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 24