Простейшие

Дюжарден раздавил раковинку корненожки и доказал, что камер-ники совсем не моллюски, как это утверждали все, начиная с Ламарка и Д'Орбиньи и кончая Эренбергом. Он изучил строение и движение вещества, образующего их слизистое тело, и назвал его "саркодой", а кстати доказал, что раковинка лежит не внутри тела, а снаружи его; конечно, никаких "голов" у камерников не оказалось. Дюжарден повторил опыты


Очерки по истории зоологии

Эренберга — кормил кармином десятки и десятки простейших — и выяснил, что никаких сотен желудков здесь нет, что крупинки кармина просто циркулируют в саркоде, пока переваримое не будет усвоено, а непереваренное — выброшено из тела. Сократимая вакуоль оказалась не семенным пузырьком, а органом дыхания; последнее, правда, Дюжарден высказал только как предположение. Название "корненожки" (Rhizopoda) введено им же, и он же включил в эту группу камерников (Foraminifera), бывших "головоногих". Наконец, он разглядел у губок жгутиковые клетки, а так как воротничков на этих клетках не заметил, то и решил, что губки— колонии простейших.


В промежутке 1839—1845 гг. ряд ученых говорил о том, что простейшие — одноклеточные животные. Итог подвел Карл Зибольд (ср. стр. 124): он воспользовался названием "простейшие" (Protozoa) и присвоил его большой группе, соответствующей "типу" Кювье. Так появился тип простейших. Центральное "железистое тело" оказалось клеточным ядром, саркода Дюжардена — телом. Зибольд разделил тип простейших на 2 класса — инфузории (Infusoria) и корненожки (Rhizopoda).


Камерные корненожки наконец-то получили свое место. Но его долго не было у грегарин, открытых еще энтомологом Дюфуром (ср. стр. 221): он нашел их в теле жука-чернотелки (Blaps) и принял за червей-сосальщиков (1826). Г е н л е (F. G. J. Henle) высказал предположение (1845), что грега-рины имеют какое-то отношение к личинкам круглых червей; на это сопоставление его натолкнули наблюдения, сделанные над грегаринами, обитательницами семенных мешков дождевого червя. Предположение подтвердил другой наблюдатель — Б р у х (Bruch), без обиняков заявивший в 1849 г. — это "голая истина", что грегарина "успокоившаяся филария". Ф. Лейдиг (ср. стр. 152) путем какого-то загадочного "прямого наблюдения" .установил, что грегарина превращается в похожего на филарию круглого червя. Даже Р. Лейкарт (ср. стр. 125), исследователь, искушенный всякими неожиданностями, гельминтолог и племянник гельминтолога, и тот поначалу предполагал, что грегарины — вырождающиеся круглые черви. Правда, так он думал в 1852 г., т. е. сравнительно молодым человеком. Кёлликер (ср. стр. 120) установил, что грегарины — одноклеточные животные. Казалось, все выяснилось. Нет, ряд зоологов продолжал считать их червями, и даже в 1859 г. Д и з и н г (С. М. Diesing) сближал грегарин с колючеголовыми червями. Лишь в 1899 г. С е д-л е ц к и й (М. Siedlecki) проследил полный цикл развития грегарин.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16