Русская зоология

В 1825 г. совершил путешествие от Петербурга до Крыма и Кавказа Б. Е г е р (В. Jager), издавший его описание (Лейпциг 1830) и сообщивший в нем немало сведений о разнообразных животных посещенных им местностей. Через четыре года по тому.же петербургскому тракту в мае месяце промчался курьер с уведомлением, что "его превосходительство и проч. и проч." Александр ф. он Гумбольдт со свитой выехали на Москву. Это тронулась в путь экспедиция А. Гумбольдта (ср. стр. 113). Знаменитый ученый прибыл в Россию по приглашению самого Николая I, звавшего его сюда "в интересах науки и страны". Еще в Берлине Гумбольдту дали 1200 червонцев, в Петербурге к ним добавили 20000 руб.серебром. Квартиры, лошади, экипажи, конвой — все было приготовлено заранее. Впереди мчались курьеры с "предупреждением", губернаторы устраивали торжественные встречи и войсковые парады: ученый немец ехал с большой помпой. Из Москвы через Владимир и Нижний, оттуда по Волге в Казань, отсюда в Екатеринбург и на Урал, Гумбольдта поразили нищета крепостных и печальное состояние уральских заводов, но он обещал Канкрину, министру Николая 1, "не выносить сора из избы" и, пока был в России, молчал. Экспедиция проехала на Алтай, побывала в Омске, Семипалатинске, Астрахани. Она собрала большие зоологические (с Гумбольдтом ездил Эренберг) и ботанические коллекции, сделала много наблюдений и исследований. В течение 8 месяцев немцы проехали около 18000 верст: это была сплошная "гонка". Конечно, многое интересное Гумбольдт пропустил, многого не успел выяснить, хотя и заметил. Так, он не смог исследовать те замечательные отложения под Пермью, которые позже, по его совету, исследовал Мурчисон, выделивший их в "пермскую систему".


Просматриваешь списки зоологов, да и вообще натуралистов, работавших в России в первой половине XIX в., и сразу бросается в глаза, что


Очерки по истории зоологии

большинство этих "русских" ученых — не русские. Академия наук со времени своего открытия была на девять десятых "немецкой", множество университетских кафедр занято немцами. В XVIII в. еще можно было ссылаться на отсутствие "своих" ученых, — их и правда было слишком мало. Но в XIX в. сколько-то русских натуралистов имелось даже в начале века. Прекрасный фаунист и зоолог Двигубский, замечательный натурфилософ Максимович, Ловецкий. им не было места в Академии. А раз они не попали туда при Александре I, то уж, конечно, не могли удостоиться сей "чести" при Николае I, окружившем себя немцами: русские после трагедии на Сенатской площади стали страшноваты. Впрочем — занятная ирония судьбы! — немецкая академия 30-х и 40-х годов вовсе уж не так плохо "представляла" русскую науку. И во всяком случае, став позже "русской", эта Академия наук представительницей русской науки от того не сделалась: вне ее остались как раз лучшие уче-? ные страны, а титул академика превратился в награду за верноподданность плюс чиновничье подхалимство, в лучшем случае — за образцовую "лояльность".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 41