С Дарвиным

Широкую славу Геккель получил, конечно, не трудами о медузах и радиоляриях, — фолианты трудов экспедиции "Челленджера" доступны только специалистам и интересны лишь им. Громкую известность принесли популярные книги "Чудеса жизни", "Мировые загадки", "Есте-


ственная история миротворения"75, выдержавшие множество изданий в Германии и переведенные на полтора десятка языков, в том числе даже малайский. В них Геккель знакомит читателя с той смесью дарвинизма, наивного механицизма и пантеизма, которую он назвал "монизмом", возведя этот монизм в ранг "монистической религии". Открытые утверждения, что человек — "потомок обезьяны", нападки на церковь и постановку школьного обучения (он требовал обязательного введения в курс средней школы теории эволюции) придавали учению Геккеля революционную внешность и сильно раздражали реакционные круги. Книги Геккеля били по церкви, направляли мысль в сторону материализма, и проповедь его приветствовалась виднейшими деятелями революционного рабочего движения, снисходительно относившимися, за неимением лучшего, к недостаткам книг Геккеля: книги революционизировали умы. Так выросла в наших глазах фигура проповедника дарвинизма, борца с казенной религией и прочими "жупелами", вырос чуть ли не революционер. Да и как было не расти этой фигуре, когда враги дарвинизма, враги материализма, социализма на все лады поносили Геккеля.


Геккель сам сознавался, что он "весьма несведущ в области практической философии — политике, социологии, этике и педагогике". Это не мешало ему, однако, высказывать кое-какие мысли по этим вопросам. Пруссак и поклонник Бисмарка, он, конечно, не мог равнять себя с "демократией". Учение о происхождении видов в его трактовке — учение аристократическое, скажем — юнкерское.


".каждый рассудительный и непредубежденный человек обязан рекомендовать теорию происхождения видов и вообще эволюционное учение как лучшее противоядие против безрассудной нелепости социалистической уравниловки",—заявил Геккель в своем ответе Вирхову, упрекнувшему Геккеля в "поощрении немецкой социал-демократии". "Лучшие" стоят на вершине эволюционного дерева, и эти "лучшие", конечно,— высшая раса, а из нее — "верхушка" населения. В книге Геккеля <<Чудеса жити" есть 17-я глава "Ценность жизни", а в ней такие фразы (цитирую по переводу со 2-го нем. изд. Н. А. Алексеева, СПБ 1908, стр. 175):

Страницы: 1 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 27