С Дарвиным

Вторая половина XIX в. — время Ч. Дарвина и К. Маркса, время борьбы двух мировоззрений, время роста капитализма, а в конце века и церехода его в империализм. Все это нашло отражение в зоологии.


Натуралисты, приняв эволюционное учение и не приняв, а то и просто не зная (таких было большинство) учения Маркса, оказались прочно усевшимися между двух стульев, — историзм только в биологии оказался недостаточным. Уйдя от идеалистического "единого плана" и полубожественных россказней натурфилософов начала века, приняв учение Дарвина об отборе, зоологи не сделали главного — не пошли дальше. Механицизм, внешне как будто и материалистический, на деле же грубая пародия на материализм, да витализм для идеалистов — вот куда попали биологи. Отсюда бесконечные ошибки в толкованиях, обобщениях, чуть выходящих за рамки определения видового названия или описания результатов вскрытия: категоризация высших таксономических групп не столько, "систематика", сколько "философия", и здесь метод рассуждения, мировоззрение решают все. Особенно ярко отразилось отсутствие диалектического мировоззрения на экспериментальной морфологии.


Корни экспериментальной морфологии — в далеком прошлом. Экспериментировал Спалланцани, экспериментировали Трамблэ и ряд других натуралистов XVIII в., делали кое-что и в более ранние времена, но только анатом Вильгельм Ру (W. Roux, 1850—1924) ясно сформулировал задачи экспериментальной морфологии. Создались школы — Ру, венская школа Ганса Пржибрама (Н. Przibram), а во Франции еще раньше существовала школа Лаказа-Дютье (Н. Lacaze-Duthiers, 1821—1901), основавшего журнал "Архив экспериментальной зоологии" ("Archives de zoologie experimental, 1872) и две


зоологические станции (Росков- в Бретани и Баниюль на Средиземном море). Работы Г. Дриша, Ж. Л е б а, Т. Моргана и многих других составили эпоху, но.все эти исследователи или виталисты, или в лучшем случае — механицисты. Они ставили блестящие опыты, проводили замечательные исследования, но их выводы и обобщения слишком часто оказывались ошибочными: или исследователь "открывал" и доказывал лишний раз существование "жизненной силы" (называемой то так, то эдак, но от того не меняющей своей сути), или же жизненные явления грубо сводились к чисто физико-химическим явлениям; и сложнейший процесс жизни и тех или иных ее проявлений трактовался почти так же, как элементарный химический опыт, проделанный в пробирке. В результате — горы фактов и почти полное отсутствие правильных выводов.

Страницы: 1 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27