"Система природы"

Спор Спалланцани с Бюффоном не разрешил вопроса о возможности самозарождения. Не был разрешен и второй важный вопрос, именно — правильна ли теория "вложенных зародышей", т. е. сваммердамовская теория "матрешек", иначе — теория преформации. Знаменитый анатом и


физиолог Альбрехт фон Г а л л ер (A. von Haller, 1708—1777) и натурфилософ Боннэ, не говоря уже о менее звучных именах, придерживались теории "вложенных зародышей". Если и бывали споры, то о пустяках; где "вложены" эти зародыши — в яйце или в сперматозоиде. Галлер настаивал на яйце и уверял, что в яичнике библейской Евы имелось не менее двух миллиардов зародышей, полагая, очевидно, что большего числа поколений людей земле все равно не придется увидеть. Левенгук и его сто-


Очерки по истории зоологии

ронники-анималькулисты доказывали, что все дело в сперматозоиде. Очевидно, ни тем, ни другим не приходило в голову следующее: каких же размеров должен быть этот "последний зародыш", эта "матрешка двухмиллиардного поколения"? Впрочем, такого рода вопросы ускользали от внимания и в более поздние времена; ведь и Вейсман с его теорией зародышевой плазмы оказался не в лучшем положении, хотя и наделил "матрешками" и яйцо и сперматозоид сразу и придумал мудреные названия для своих "матрешек", полагая, очевидно, что "матрешка", переименованная в "матильду", станет от того иной.


Правда, еще умнейший из натуралистов XVII в. Вильям Гарвей (W. Harvey, 1578-1657), открывший круги кровообращения, утверждал, что в "рубчике" куриного яйца нет будущего цыпленка, что цыпленок "образуется путем прироста возникающих частей", и что "не все частя возникают сразу". Но биологи XVII и XVIII вв. были в подавляющем большинстве либо последователями Лейбница, либо картезианцами. Декарт и картезианцы, его последователи, признавали вселенную за некий механизм, жизнь — за частный олучай этого механизма, а организмы — за машины, созданные в готовом виде при сотворении мира. Лейбниц, отвергавший воззрения картезианцев, провозглашал уже чисто религиозное учение о единовременности творческого акта. Теория "матрешек" вполне удовлетворяла этим учениям, а потому и держалась прочно. Блестящий популяризатор Бюффон выступил было против теории "вложения зародышей", но не сумел противопоставить ей ничего убедительного и оказался между двумя стульями, хотя его товарищ по войне о Спалланцани из-за самозарождения инфузорий, аббат Нидгэм, и уверял, что эпиге-незис (новообразование признаков в процессе развития зародыша) — самая религиозная теория.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 23