"Система природы"

Удар теории преформации нанес Каспар Фридрих Вольф (С. F. Wolff, 1733—1794), родившийся в Берлине и умерший русским академиком в Петербурге. Врач по образованию, Вольф увлекался анатомией и ботаникой. Ему не повезло на родине, — то ли его не ценили, то ли у него не было сильных покровителей, — кафедру получить никак не удавалось. Дкадемия наук в Петербурге в те времена заполняла вакансии преиму-


Очерки по истории зоологии

щественно путем импорта ученых, а так как всего больше ученых было в Германии, то и русские академики частенько оказывались "из немцев". В качестве такого "импортного ученого" попал в Петербург и Вольф. Нужно сказать, что нередко такие ученые оказывались мировыми величинами; таковы были Вольф, математик Эйлер, путешественник Паллас, Карл Бэр и ряд других немцев; но бывали и случаи, когда в кресло академика усаживалась полнейшая заурядность, едва ли пригодная на большее, чем место доцента в захудалом университете. В Петербург Вольф приехал в 1766 г. и, таким образом, 28 лет из 61 года своей жизни провел в России.


В 1759 г. Вольф опубликовал докторскую диссертацию "Теория развития"29. В ней он изложил свою теорию эпигенеза и на ряде примеров из истории развития растений и животных показал вою ошибочность, утверждений сторонников теории "матрешек". Значения оплодотворения он, однако, не выяснил, и видел в нем только своего рода "разделение труда": сперма доставляет вещество для закладки тела, именно головы и позвоночника. В этой же работе Вольф указал, что как у животных, так и у растений имеется клеточная ткань, и эта ткань развивается тут и там схожим образом. Однако универсального характера, клеточного строения организмов он не заметил, и основателем клеточной теории оказался не Вольф, а Шванн.


Вольфовокая теория эпигенеза вызвала ряд нападок и возражений. В числе возражавших был и Боннэ, утверждавший, что заранее сформированные зародыши существуют, но их не видно потому, что они очень малы, прозрачны и неподвижны. Возражения эти были и не новы и очень наивны, но не возражать Боннэ не мог: ведь это он открыл партеногенез (девственное размножение) у тлей. Конечно, он оказался и овистом и преформистом; только стоя на такой платформе, Боннэ смог понять и объяснить столь загадочное для него поведение самок "травяных вшей". Впрочем, жгутиковые простейшие, а именно колониальные вольвоксы (Volvox), также сыграли в этом немалую роль: даже в лупу видно, как внутри шара-матери лежат шары-дочери, а внутри тех — шары-внучки. Это ли не "вложение зародышей"!

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 23